Жизнь не поднимая головы. Как я осознала свою трансгендерность.

Эта статья должна быть дописана. Должна! Третий раз её пишу, уже два месяца! Скорее всего, эту тему я разобью на несколько частей, в зависимости от фидбека и ваших вопросов я более подробно раскрою тему в дальнейшем.

Писать эту статью для меня оказалось труднее всего написанного мной ранее, потому что для её написания требуется поднимать в памяти крайне болезненные моменты в жизни, которые неоднократно подводили меня к грани самоубийства. Так же, здесь поднимаются темы травли и насилия над детьми, в частности надо мной. Поэтому особо впечатлительным читать не рекомендую.

Горячо тебя приветствую на шабаше, сладкая душа. Меня зовут Рейнира и я хотела бы рассказать о своём детстве, всем что следовало за ним и то, как я осознала свою трансгедерность. Приступим.

Начну с детства.

Как и другие, я ходила в детский садик (меня туда насильно запихивали, а я брыкалась). Всё как обычно: тебя приводят и ты знакомишься со сверстниками, с кем-то во что-то играешь. Но помимо игры тебя ещё и пробуют на зуб, на то, как ты можешь отстаивать свои границы, но будучи мягким ребёнком делать я этого не могла. Я хотела дружить а не конкурировать, как это делали мальчики. Сначала меня ожидали обзывательства, потом травля и драки и из-за этого, примерно в подготовительной группе, у меня появились первые мысли о самоубийстве.

Но с девочками я была на одной волне, играла с ними в дочки-матери и ещё во что-то, что уже не помню. Однако среди мальчиков у меня был один друг, который не травил меня и с которым я играла в шашки. Это была моя самая любимая игра, но я мало с кем могла в них поиграть.

Где то в пять лет я поняла, что мне нравятся милые вещи, но не могла об этом сказать. Ведь меня воспитывали как мальчика, во многих моментах это было дискомфортно и я старалась это принять. Так же «должно быть».

Особого контакта с родителями не было, потому что мои чувства, потребности и желания подавлялись. Отец, красавец, лидер, и защита семейства, с детства, на мне постоянно срывался, и психологически, и физически. Ребенок же не может постоять за себя. А мама ничего не могла противопоставить, она пыталась быть хорошей матерью, но доверия у меня к ней не было и так не появилось. Во многих вещах она меня не понимала, и от отца защитить тоже не могла. А когда я что-то рассказывала – это либо игнорировалось, либо выходило мне боком.

Показательный пример.

В детском саду задали прописи, упражнения для тренировки и их было много, не на пару десятков минут. Отец сказал мне выполнить их за 5 минут, пригрозив собачьим поводком (у нас была ротвейлер и поводок был тяжёлым). Разумеется, я не успевала. И он меня бил КАЖДЫЕ 5 минут, пока я не выполнила прописи… сквозь слёзы и боль. И к этому человеку я возвращалась каждый вечер после школы.

Жизнь не поднимая головы. Как я осознала свою трансгендерность., изображение №1

Или его садистские эксперименты что бы я сидела в углу коленями на горохе.

Теперь поговорим о школе.

После детского сАДа, я думала, что наконец-то мучения и травля среди сверстников прекратятся. Новая, более взрослая и осознанная жизнь. Как же я ошибалась!

Дети становились всё более жестокими. Это связано не только с трансгедерностью, а вообще с тем, что ты как-то отличаешься. По характеру и интересам, а ведь их было много: прежде всего энциклопедии, музыка.

Тем не менее, мой мягкий характер что в обществе больше приписан к женскому полу, сыграл со мной не очень приятную шутку. Я не могла защищаться и была объектом травли. Меня били, ставили подножки, оскорбляли, плевали, подлавливали после школы и особенно душили в снегу, когда неподалёку находились учителя, которым это было безразлично, даже когда я чуть не задохнулась – сплошной ад.

Жизнь не поднимая головы. Как я осознала свою трансгендерность., изображение №2

Взрослые ничем не помогали, а отец твердил, что надо отлавливать всех по одному и избивать, но я так не могла!

Я не хотела никому причинять боль.

В школу я попросилась с музыкальным уклоном, хотя был вариант пойти в простую, который для меня совсем не подходил. Возможно благодаря творчеству я ещё как-то и держалась. Я сама записалась на дополнительные занятия по хореографии, и после уроков я переодевалась в танцевальную форму: лосины, балетки, и танцевала с другими девушками.

Ближе к третьему классу стало невозможно учиться, так как травля набрала нестерпимые обороты. Я сбегала из школы и даже перестала посещать хореографию, так не было сил и я не хотела вообще заходить в школьные стены. И никогда не спешила возвращаться домой и иногда после очередных срывов отца выбегала зимой на улицу в домашней одежде. Я не могла находиться с ним… И мечтала, чтобы все страдания кончились. Я молила бога, чтобы он убил меня. Я пыталась с собой покончить, начиная с начальных классов. Но… Что-то меня останавливало: либо слабохарактерность, либо то, что я мечтала сделать мир лучше и не хотела, чтобы и другие люди проходили через то же, что и я. Это было очень тяжело, ведь каждая минута была наполнена страданиями, и я совершенно не видела просвета. Никакого.

Я росла в полном непонимании и наплевательстве.

Поэтому ничего не доверяла своим родителям и многое скрывала. Я тайком переодевалась в мамину одежду, делала себе из чего-то мягкого грудь и смотрелась перед зеркалом. Я не могу это объяснить. Мне просто нравилось. Нравилось ощущать свою женственность. Ох… как бы это написать… а ещё я пользовалась мамиными прокладками и тампонами, представляя, что у меня есть влагалище (стыдобаа). Я даже комментариев давать не хочу. Это просто было.

Жизнь не поднимая головы. Как я осознала свою трансгендерность., изображение №3

Я думала, почему же всё так жестоко устроено, почему я не могу проявлять себя так, как я себя чувствую и не получать психологические и физические травмы.

С третьего на четвёртый класс я перешла в другую школу, где тоже была травля, но не такая жёсткая. Я наконец-то нашла в себе силы и воспротивилась тому, что мама меня стригла под ёжика. Стала отращивать волосы. Я так была рада этому! Меня всегда бесили короткие стрижки. Мне нравилось, как изящно выглядят разные причёски, как свисают волосы, словно волны, которые так и хочется гладить. Тем не менее, чтобы меня не травили сильнее и чтобы не давать больше повода обидчикам, я старалась носить более крутую одежду, что было бы более мужественным. Я даже не надевала розовую, которая мне очень нравилась, потому что меня бы точно заклеймили за то, что она девчачья.

В старших классах я так же продолжала переодеваться, и даже чаще. А ещё восхищалась аниме интерсекс-персонажками и постоянно думала: как жаль, что я не родилась такой . И я всё ещё не понимала свою трансгендерность. Я даже слова такого не знала. Была в разных отношениях с девушками, где пыталась отыгрывать мужскую роль. Страдала от того, что не могла на полную проявить свои чувства: «Ты же мальчик, ты должен быть сильным!». Однажды я решила, что могу довериться близкому человеку и все-таки расплакалась, на что… я поймала очень укоризненный взгляд. Для меня это было очень больно. Это было по-настоящему предательски со стороны любимой мной девушки. С тех пор я ещё сильнее замкнулась в самовыражении боли и очень надолго. Я всегда говорила что «всё нормально», даже когда это было совсем не так.

Жизнь не поднимая головы. Как я осознала свою трансгендерность., изображение №4

Я хотела быть собой!

В жизни, в любви, во всём! Сколько себя помню, это была постоянная борьба между моей потребностью и мнением общества. Мне важно быть собой и быть принятой. Ведь я имею право на чувства, на самовыражение, на выбор своего пути (только что расплакалась и пошла обнимать плюшевую акулу из Икеи).

Я всегда хотела петь высоко.

До того, как голос стал трансформироваться, я пела наравне с остальными девушками. Когда я стала брать басовые ноты, то меня поставили главной среди мужских голосов, чтобы мальчики на меня равнялись. Но никто не слушал моего мнения: того что я хотела бы продолжать петь высоко, и я могла. И так как не могла пользоваться высоким голосом, он на долгие годы затерялся. И теперь я очень рада, что смогла освоить высокий голос вновь, в начала 2019 года. Я до сих пор очень радуюсь и стараюсь как можно больше петь высоко. Это делает меня очень счастливой, ведь это была несбыточная мечта на протяжении многих и многих лет.

Жизнь не поднимая головы. Как я осознала свою трансгендерность., изображение №5

Даже самые хорошие учителя говорили мне бросить затею петь фальцетом, у меня же такой хороший бас и так далее и так далее. Мне интересно было бы увидеть их лица сейчас, что бы они сказали, услышав меня.

После школы я пошла учиться по направлению оперного вокала. Отец постоянно меня пилил за то, что я выбрала это направление. Он меня видел, максимум, водителем автобуса., как и он сам. Он пытался меня пристроить на работу на кладбище, чтобы я копала могилы. Я попробовала как-то, ведь тогда была большая нужда в деньгах, но такое я просто не выдержала физически (не назову себя сильной, спина начала болеть очень быстро). Я вообще не люблю труд, где нельзя вкладываться интеллектуально и творчески. Для меня важен личностный рост.

Отец говорил, что я просто поставила семью раком и что учёба стоит денег. При этом большую часть зарплаты он прожигал на пойло и закуски к нему. А из-за этого только росли задолженности за квартплату, а он брал всё новые и новые кредиты.

Отношение ко мне было вообще такое: «будь благодарен за то, что жрать даём, и ещё не выгнали из дома», когда мне нужна была просто эмоциональная поддержка, а не постоянная ругань, издевательства и срывы на мне.

Жизнь не поднимая головы. Как я осознала свою трансгендерность., изображение №6

Я задавалась вопросом, раз я такая плохая, что они не готовы растить меня и уделять мне внимание, то зачем меня вообще рожали?! Отец постоянно говорил, что в детстве надо было еще больше бить, а то вырос какой-то даун, пидр, который не может, как все люди, обычными вещами заниматься.

Перед тем, как я уехала, мама как-то говорила, что жаль, что нельзя меня запихнуть обратно и переделать, чтобы я нормальной выросла. Это было так ужасно слышать!

В колледже был очень забавный эпизод.

Как-то я приезжала в гости к подруге вместе репетировать песни и музицировать. И она, ради забавы, предложила мне переодеться в её выпускное платье. Я подыграла и с радостью согласилась поддержать затею. И… я была очень рада! Платье было красивым, и оно мне очень шло. Подруга сказала что мне идёт даже больше чем ей и я сияла и сделала кучу фоток. Тогда мои волосы были покрашены в разные цвета (там больше было фиолетовых и розовых оттенков, а платье было синим) тот период был золотой для меня порой. Я чувствовала себя свободнее.

Где-то на втором курсе завершились очень важные для меня отношения.

Они помогали мне, хоть как-то, держаться на плаву. Я много проводила времени со своей девушкой, приезжала к ней домой, ночевала. Как только заканчивались пары – сразу к ней. Весь путь от дома и до колледжа ассоциировался у меня с ней. И расставания я потеряла последние силы, чтобы исправно ходить на занятия, ведь абсолютно все напоминало мне о прошлом. Мне пришлось перевестись в другой колледж на эстрадное отделение, но меня хватило ненадолго. Родителей это окончательно взбесило, и меня перестали финансировать в учёбе. На мне до сих пор висит долг в 30 тысяч рублей и удерживаются мои документы в колледже.

Я провалилась в депрессию на 3 года.

Я не могла ничего делать. Только лежать ничком. Периодически быть оскорбляемой отцом, который срывался на мне, особенно в пьяном угаре. Я предпринимала иногда попытки вырваться из этого круга, но у меня было очень мало психоэмоциональных ресурсов.

Я много времени провела за играми, книгами и документалками пытаясь пережить боль. Часто была на пороге того, чтобы выпрыгнуть из окна, часто стояла на подоконнике. Старалась осмыслить свою жизнь, себя, что мне делать дальше, как я хочу жить и что воплотить в жизнь. Я всегда хотела заниматься творчеством, быть собой, помогать другим, а иначе зачем жить. Так подумала я.

Но потом во мне возник импульс.

Я стала больше прислушиваться к себе. На небольшие деньги, которые кое-как выкраивала, я закупалась на Алиэкспрессе милыми женскими вещами и думала, что я кроссдрессер (так называются люди, которые переодеваются в одежду противоположного пола). Потом узнала о трансгендерности. И начала ещё больше углубляться в изучение себя, своих чувств и ощущений.

Я думала, как прекрасно было бы иметь феминное тело, но боялась начать гормонотерапию, потому что наслушалась всяких страшилок. Хотя, потом я стала копать все глубже и глубже и в течение двух лет обдумывала гормонотерапию.

В начале 2019 года я «психанула». Меня задрало жить в болоте с людьми, которые меня не понимают и не принимают. Меня подгоняло и то, что время идёт, я хочу выглядеть так, как ощущаю себя изнутри, организм формируется, и я решилась начать гормонотерапию. Денег на врачебную комиссию и регулярные проверки у эндокринолога у меня не было, я кое-как находила средства на гормоны. А потом, внезапно вдохновилась примером одной трансдевушки, которая показала возможности своего голоса в интернете. И настолько загорелась, что зазвучала женским голосом за две недели и активно тренировала весь последующий год.

На самом деле мне очень повезло, так как я всю жизнь пою и как-то для себя интуитивно поняла, что нужно делать, пусть это было трудно и больно, но это были постоянные тренировки и я старалась чтобы родители не слышали меня (хотя потом обнаглела и так и общалась с друзьями в дискорде, а мама думала, что дурачок, опять приколюхи, но вот когда отец услышал, я немало от него получила…).

Потом у меня начала расти грудь, я прятала её под разными толстыми кофтами. Немного мне удалось пожить у транссексуалки, но потом пришлось вернуться обратно.

Финансовой подушки не было, как и терпения. Последней каплей стали новые психологические атаки со стороны отца и пощёчина от матери, которая ко мне раньше не особо применяла физическое насилие, просто всегда была в стороне, пока меня терроризировал отец.

А дело было так:

Я несколько дней провела у знакомой в гостях, это была осень и пока я к ней ехала, было тепло, а обратно – уже холодно; она мне дала кофту, чтобы я не замёрзла, это была милая нежно-розовая кофта (что-то много тут этого цвета в статье, я обычно фиолетовую, красную и оранжевую одежду ношу). Я вернулась домой и спрятала новую кофту в полке шкафа. Мне нужна была домашняя одежда, я не могла её найти, а мама без моего ведома поменяла положение вещей в моей комнате. Потом, внезапно, она приходит, копается в полках и обнаруживает мою кофту. После этого начался допрос: что это за вещи, с какой помойки я всё это беру и в подобном духе. К слову, у меня уже много женской одежды скопилось, пока я жила с трансексуалкой (я скупила «половину» секонда). Мама думала, что это вещи моей бывшей, когда это было не так. Я сказала, что это не её дело, что это мои вещи и что я храню в собственном гардеробе то что я хочу. На это она заявила «это же женские вещи» и дала мне пощёчину, а потом ещё и оскорбилась что я у неё такая и выставила меня виноватой.Для меня это было огромным ударом.

Тот человек, кого я считала в семье более адекватной в отличии от остальных, с которой пусть и не было понимания, но не было и насилия… Она ударила меня за то, что я – это я. Я уехала из Подмосковья в Москву, прямо в ночь, на последнем автобусе. Там бродила всю ночь и утром, в 5-6 утра, села на большую кольцевую метро и поспала несколько часов. Я стала искать любую возможность у кого-то остаться. Ночевала по впискам, где-то задержалась подольше и перевезла с собой много вещей.

Я пыталась открыться маме в трансгендерности, но она этого не понимает и настаивает на самом обычном психиатре. Она запретила мне общаться с бабушками, раскрывать себя. Отец не знает, иначе бы прибил.

Я не виделась с мамой несколько месяцев. С бабушками давно не общалась, хотя мне очень хотелось бы им рассказать, но это может стать для них опасным шоком, возраст же. Мне вечно предъявляли за мои длинные волосы и женскую внешность.

Часто ловлю себя на мысли, как было бы прекрасно, если бы я осознала себя многим раньше и если бы окружающие принимали это. Как вместе с мамой я училась бы краситься, подбирать себе одежду. Представляя себе эти сцены, я плачу. Мне не дано прожить подростковый период вновь, по-другому.

По крайней мере, теперь, когда я осознала себя, я стала очень счастлива.

Я живу с подругами, пытаюсь устроиться в жизни. Окружающие видят во мне девушку. Я могу спокойно говорить с людьми на улицах, в магазинах, могу быть более эмоциональной и чувственной и меня не шпыняют за это. Конечно, действительность омрачает ситуация с роднёй и то, что я пока не нашла деньги на врачей и комиссию, чтобы поменять документы и вести свою жизнь более полноценно и здорово, но я решила сконцентрироваться на творчестве, ведь это то, что я действительно люблю и могу. И я очень надеюсь, что мне в итоге удастся этим зарабатывать. Но, увы, деньги нужны прямо здесь и сейчас, поэтому я буду начинать с вебкама, периодически выпуская статьи и стримы, по играм и музыке.

Сейчас мне важно наладить ситуацию с эндокринологом, гормонами и документами.

Я не могу обратиться в обычную поликлинику за помощью, я девушка, а документы у меня мужские и от этого куча проблем. Там могут проявлять агрессию, называть тем именем, которым я не называюсь, или обвинить в краже документов, потому что я уже совсем не похожа на того человека что в документах.

В будущем я мечтаю переехать в Нидерланды и жить там, где лучше относятся к таким людям как я, где у меня больше возможностей реализовать свои творческие способности и где я могу получать квалифицированную врачебную поддержку.

В заключение я бы хотела сказать, чтобы вы не боялись быть собой.

Важно любить себя, принимать себя, несмотря на то, что говорят вам окружающие, и идти своим путём. Куда больнее прожить жизнь в угоду другим, так и не побывав той личностью, которой вы всегда являлись и являетесь.

В начале 2019 года я родилась заново. Я обрела свое новое тело и стала нравиться себе в зеркале, меня по-другому стали воспринимать окружающие. Я просыпаюсь с мыслями «как же прекрасно быть девушкой!» и я настолько этому рада, что обнимаю себя и благодарю себя за все что я сделала.

И пусть путь, что я выбрала, опасен, потому что есть непонимающие агрессивные люди, потому что я начала серьёзную терапию без врачебной поддержки и потому что у нас в целом трансфобная страна, когда гомофобия воспитывается в людях государством, я всё равно рада, что я девушка. И умру. Будучи. Девушкой.

Быть собой – это право, которое никто не может у меня отнять.

Источник: Vellisfox Volpone

Читайте также:

Транссексуалка: родственники считают, что мне место в психушке
Беларуска рассказала о своем прошлом, когда она была мужчиной, и поделилась мыслями о том, как ей жи...
Художники раскрывают тему домашнего насилия в Минске
Более 80 художников из Беларуси, Украины, Литвы, Болгарии, Чехии и Эстонии представили свои работы. ...
Нам тут жить
и 18 июня состоится премьера нового документального спектакля Лаборатории социального театра ECLAB "...
"В сорок лет женщина уже никому не нужна?". Мнение о том, есть ли жизнь после 40
На неделе интернет-пользователи одинаково активно обсуждали минчанку, которая отлично выглядит в сво...
Права ЛГБТ в Швеции: история эволюции
Швеция считается одной из наиболее дружелюбных стран в мире по отношению к ЛГБТ-людям: лесбиянкам, г...
#скажисебесама. В Беларуси проходит флешмоб против дискриминации ЛГБТ-женщин
В Беларуси стартовал флешмоб против дискриминации ЛГБТК-женщин. Запустила его общественная кампания...
Выпустили радужные наклейки с надписью «Вечерний Могейлев» в поддержку ЛГБТ
Инициатива «Новыя рэгіёны» выпустила радужные наклейки с надписью «Вечерний Могейлев». Возможно, это...
ВОЗ: Трансгендерность не является психическим расстройством
Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) исключила трансгендерность из перечня психических расстр...
От Питера до Путина. Тайная гей-история России
Удивительно, но раньше Россия была одним из лучших в мире мест для ЛГБТ. В ее бурной истории были дл...
Международный день борьбы с гомофобией
17 мая в разных странах мира отмечается Международный день борьбы с гомофобией (International Day Ag...
Украинская ЛГБТИ платформа YouProud всего за одни сутки вырвалась в тренды Google Play
Новая социальная сеть для представителей мирового сообщества ЛГБТИ набирает популярность.
Беларусь ухудшила позиции в рейтинге гендерного равенства
Беларусь за последний год ухудшила позиции в рейтинге гендерного равенства, отмечается в ежегодном и...